Все о Верхней Варже (Великоустюгский район Вологодской области)

Все о Верхней Варже (Великоустюгский район  Вологодской области)
Дорогие земляки!
Обращаемся к вам с огромной просьбой: для публикации на блоге поделиться воспоминаниями, фотографиями, фронтовыми письмами
и другими материалами о Верхней Варже и ее жителях.
Ждем Ваших писем по адресу: t.n.n@mail.ru Спасибо!

воскресенье, 29 июля 2018 г.

Навечно в сердце у меня.

«Есть одна небольшая деревня,
Где детство мое прошло.
Забыта сейчас она всеми,
Вдохнуть в нее жизнь нелегко...»

И сейчас, прикрыв глаза, я вижу деревню, которая мне так дорога. На песчаном берегу бывшей излучины реки Юг стоит маленькая и теперь уже безлюдная деревушка с чудным названием Шилыково. Возможно, что она получила такое странное название от фамилии её первопоселенцев — Шилыковских. Об этом свидетельствуют следующие документы: «Писцовая книга г. В. Устюга и Устюжского уезда 1623-1626 г. г.» и «Перепись Устюжского уезда 1658 г.- Орловская волость». Фамилия Шилыковский берет свое начало от прозвища Шилык, в основе которого лежит глагол «шить». Скорее всего, прозвище относится к так называемым «профессиональным» именованиям, содержащим указание на деятельность человека. Соответственно, основатель рода Шилыковских мог быть портным, за что и получил прозвище Шилык. Менее вероятной представляется другая гипотеза: фамилия Шилыковский происходит от не церковного мужского личного имени Шило, которое было нередким у русских вплоть до конца 17 века.
 Нарекая ребенка таким именем, родители рассчитывали, что их отпрыск будет отличаться ловкостью, пронырливостью или красноречием (то есть языком острым, как шило). Но это всего лишь предположения, так как точных данных нет. Кстати, фамилия Шилыковский польского происхождения. Доподлинно известно, что во время польско-литовской интервенции (1617 год) отряды поляков в период самозванства разбрелись по всему северу России, доходили они и до Великого Устюга. С установлением царства Романовых, полякам было предложено или за выкуп уйти из России, или остаться и жить на правах мирных соседей. И многие из них оставались, селились отдельными поселениями, создавали целые деревни, или смешивались с русскими. Разбредались по берегам рек, оказались и у нас. Здесь они селились около реки Юг. Шилыковские тоже выбрали себе место  -  на высоком глинистом берегу этой реки. Постепенно в деревне становилось всё больше домов и жителей. В книге «Вологодская губерния. Список населенных мест», 1859 г. отмечено, что в деревне Шилыково число дворов-13, мужчин-40, женщин-46, итого-86 человек. А в «Клировой ведомости Орловской Троицкой церкви» за 1870 год есть такие сведения: деревня Шилыково-15 дворов, мужчин-50, женщин-58, итого-108 человек. И с каждым годом деревня становилась всё больше и больше. В ней уже жили не только выходцы из Польши, но и переселенцы из других мест русского происхождения. Кстати, из архивных документов известно, что Сумароковы переселились в Шилыково из деревни, имеющей первоначальное название Горки, а потом Дашковская, но эта деревня по неизвестным причинам быстро прекратила свое существование. Так как деревня Шилыково находилась на глинистом берегу реки Юг, то ежегодно река подмывала его и всё ближе и ближе подбиралась к деревне. И вот, когда крайние дома оказались поблизости от реки, жители забили тревогу, стали перебираться кто куда. Кто-то поселился на большом увале в Попадьинском, а кто-то нашел свое пристанище возле бывшей излучины реки Юг. Точной даты переселения в другие места, конечно же, нет, но это было еще до Великой Отечественной войны. А место, где находилась первоначально деревня, стали называть  Старое Шилыково. В этом году (2018) река вымыла остов одного из домов. Часть жителей, поселившаяся напротив деревни Тарасовское, дали своему селению прежнее название — Шилыково. Конечно, пригорок, на котором они нашли приют, был слишком маленьким, чтобы противостоять напору воды в период весеннего половодья, поэтому очень часто деревня оказывалась подтопленной. Как только начинался ледоход, то сразу же бывшая излучина реки Юг (так называемое «стинье», где почва болотистого происхождения с тиной и илом) наполнялась талой водой. Однажды даже коров с фермы Шилыково вывозили на барже. Рядом с фермой были: телятник, конюшня, сеновал, который был любимым местом игр деревенских ребятишек. Доярками на ферме работали: Белых Александра Ивановна, Ульянова Екатерина Филипповна, Меркурьева Евстолия Арсентьевна, Трудова Антонина Степановна, Ульянов Аркадий Андреевич, Шпикин Виталий Петрович, Суэтина Гранислава Николаевна. В то время на ферме была трехразовая дойка, поэтому в летнее время доярки ездили на лошади (в телеге) прямо на пастбище, чтобы подоить коров. Кроме основной работы, доярок посылали еще и на сенокос. Ручными косами-горбушами они выкашивали за один день «стинье», непригодное для конной косилки. Вблизи деревни находились: зерносклад, сушилка, картофелехранилище. В 60-е годы в деревне было около 10 домов, в которых проживало 35 человек. Фамилии жителей деревни не отличались большим разнообразием: Белых, Кудрявцевы, Наумовы, Поповы, Сумароковы. Кстати, фамилия Сумароков, Сумороков, Сумарок означает сумрак. Ребенка называли мирским именем Сумарок, потому что он родился вечером. Однако не исключено, что такое прозвище получил уже будучи взрослым, человек унылый, сумеречный. Самой большой была семья Павлы Дмитриевны и Ивана Ивановича Поповых (7 детей). Да и сам Иван Иванович родился в многодетной семье, а у его сестры Татьяны было 10 детей, целая династия Меркурьевых выросла в поселке Северный. Брат Александр Иванович жил в Москве и работал в монетном дворе. Три сестры (Агния, Анастасия, Александра) жили и трудились на орловской земле. Кстати, Иван Иванович 1911 года рождения, был участником Великой Отечественной войны, в РККА с 1 сентября 1941г., член ВКП (б) с 1944г., 853 артиллерийский полк, 263 стрелковая дивизия, 1 Прибалтийский фронт. За хорошее знание своего дела награжден медалью «За отвагу» (17.10.1944г.) В наградном листе к этой медали отмечено следующее: «За период с 1 по 5 октября 1944г. разведчик Попов бессменно находился в боевых порядках пехоты, обнаружил и засёк: 5 пулеметов, орудия ПТО и 3 окопа, которые в период артподготовки были подавлены». После войны Иван Иванович работал трактористом. Первоначально они вместе с Михаилом Александровичем Поповым ходили на работу в Теплогорье, так как там была МТС, а потом трудились механизаторами на родной земле. Было у Ивана Ивановича и любимое увлечение (рыбалка), поэтому каждый день в пищевом рационе многодетной семьи была рыба. Надо отметить, что на фронте были и братья Сумароковы (Василий и Иван). Василий Михайлович вернулся с войны, был ранен в ногу, после войны работал страховым агентом, продавцом в магазине Орлово. Когда он дал согласие на работу продавцом, то выслушал от жены Анастасии Ивановны такой упрек: «Какой из тебя продавец с четырьмя-то классами, ведь ты корову проторгуешь». Но не проторговал Василий коровы, доработал до пенсии и продолжил трудиться (возил почту с Усть-Алексеева в почтовое отделение Орлово). Он очень хорошо пел, был душой компании на всех вечеринках. А Иван Михайлович пропал без вести в октябре 1941 года. Когда Иван Михайлович уходил на фронт, то его маленький сын Коля сказал ему следующее: «Папка, тебя все равно убьют». Этим Иван поделился с братом Василием. Василий постарался поднять ему настроение и сказал: " Не обращай внимания, ведь он ещё маленький«. Но слова сына оказались пророческими. Его жена Наталья Степановна так и не вышла больше замуж, одна подняла сына, дала ему путевку в жизнь. Он жил в городе Череповце и работал шофером на металлургическом заводе. В старости Наталья Степановна уехала к сыну на житьё, а спустя несколько лет продала свой дом Трудовой Антонине Степановне. Она несла на своих вдовьих плечах тяжелую колхозную работу и домашнюю тоже, была награждена медалью «За самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945г. г.» Этой же медали была удостоена Сумарокова Анастасия Ивановна. Не пришел с войны и Кудрявцев Михаил Осипович, 1923 года рождения, погиб 27 июня 1942г. Рядом с Иваном Ивановичем Поповым с левой стороны от реки Юг жил Попов Степан Иванович со своей женой Раисой, потом в этом доме жили: Пахомова Мария Андреевна  и Попов Александр Александрович. А с правой стороны жил Кудрявцев Осип Петрович, занимавшийся шитьем одежды. Они со своей женой Александрой были всегда приветливыми и дружелюбными, поэтому к ним очень часто захаживали на посиделки соседи и местные ребятишки. И в то же время ребятня потешалась над Осипом. Мальчишки привязывали тонкую веревочку к кольцу уличной двери его дома, а сами убегали в сени к Ивану Ивановичу, дергали за веревочку. Осип выходил, никого не видел, возвращался обратно, но стук повторялся. И так продолжалось до тех пор, пока он не обнаруживал причину стука в дверь, обрезал веревочку и спокойно уходил в дом. Ребятишки постарше очень часто повторяли такую фразу: «Господи, помилуй Оськину кобылу!» Наверное, эти слова они слышали от взрослых. А маленькие дети немного переиначили эту фразу: «Господи, помилуй, Осиха кобыла». Когда Осип умер, сын увез мать, жену и дочь из родительского дома, который чуть позже перевез на Павшино Михаил Павлович Пахомов. Нельзя умолчать о Белых Александре Ивановне, которая всю свою трудовую жизнь работала на ферме дояркой, одна воспитала пятерых детей. Жила ещё в деревне женщина с большой чудинкой (Юлия Ефремовна Наумова), жители называли её просто «Ехремишна». У неё было две дочери, причем, очень умные. Старшая дочь Галина долгое время жила в поселке Новатор, а младшая Зоя после окончания школы уехала в город Сосногорск. Несмотря на то, что все считали, что Юлия немного не в себе, но она никогда не забывала о том, что у неё есть дочери. Она ежедневно нанималась к кому-нибудь на работу, чтобы добыть деньги или продукты питания. А случаев с её чудачествами было великое множество. Вот некоторые из них:
— могла при посторонних снять панталоны и пописать на горячую железную печку,
- однажды оставила новорожденного ребенка одного на целый день,  уйдя в лес за ягодами, вследствие чего ребенок умер,
— положила в печь сушить валенки зятя, а назавтра затопила печь и сожгла их.
Над ней тоже подшучивала молодежь. Однажды парни сняли с огорода её панталоны, намазали дегтём и закрыли печную трубу.
Умственные отклонения у Юлии Ефремовны начались после травмы на сплаве.
В семье Поповых Михаила Александровича и Евгении Васильевны, которая всю свою трудовую жизнь проработала в животноводстве, было пятеро детей, с ними жила еще его мать Мария, брат Александр. Часто к ним в гости наведывалась сестра мужа — Александра, которая была прекрасной портнихой.
В начале 70-х годов был построен совхозный дом, который находился первым от молочно-товарной фермы. Жили в нем Вахрамеевы.
Постепенно деревня редела, так как молодые люди уезжали, а старые уходили в мир иной. К 2000 году осталась жить одна Евгения Васильевна Попова, которая в 2002 году перебралась в Чернево. Так деревня опустела.

Моей деревни образ милый,
То веселый, то унылый
В снах моих встаёт,
К себе манит и зовет.
Как будто просит возвратиться
В мир детства, юности оплот.
Но не могу я к ней пробиться,
Река преградою встаёт.
То ледостав, то ледоход
Покрывают гладь реки.
Словно время замедляет жизни ход,
Ни проехать, ни пройти.
И на пустынном берегу
Одиноко я стою.
Река пенится, клокочет
И пускать меня не хочет.
Может мстит она,
Что когда-то предала
Свою деревню, милый край,
Не сказав обычного «Прощай!»
Сновиденья эти неспроста
Рвут на части душу.
Ведь деревня-то пуста,
И редкий гость покой её нарушит.
Зарастает лесом, зарастает,
Не брезжит в окнах огонёк.
Лишь отсвет солнца кое-где сияет,
Да шумит печально ветерок.
Прости, что бросила когда-то,
Умчалась без оглядки вдаль.
Но я ни в чём не виновата,
Так жизнь сложилась, очень жаль.

Уже 16 лет не слышны в деревне людские голоса, поля зарастают травой и лесом, заливные луга не косятся, кругом сплошное запустение. Кроме этого,  деревня подверглась ещё и мародерству. 

Взору такая картина предстала,
Что сердцу больно стало.
Вроде не было войны,
Но дома разграблены своими же людьми.
Это надо же такое сотворить,
Дома пустые разорить.
Ни окон, ни дверей,
Ни печи, пола, потолка,
Не сохранилась ни одна хорошая доска.
Нашлись же негодяи,
Налетели словно самураи,
Подняли на деревню руку,
Пережившую войну и смуту.
Для наживы личной
Вариант придумали отличный:
Дома чужие грабить и крушить,
Чтоб самим прилично жить.
Но не будет им прощенья,
Когда-нибудь настанет час отмщения.
Живите, трепещите,
И за грехи расплаты ждите!








Комментариев нет:

Отправить комментарий