Все о Верхней Варже (Великоустюгский район Вологодской области)

Все о Верхней Варже (Великоустюгский район  Вологодской области)
Дорогие земляки!
Обращаемся к вам с огромной просьбой: для публикации на блоге поделиться воспоминаниями, фотографиями, фронтовыми письмами
и другими материалами о Верхней Варже и ее жителях.
Ждем Ваших писем по адресу: t.n.n@mail.ru Спасибо!

суббота, 17 августа 2013 г.

Прелести открывающихся картин природы в прозе А. Яшина

Литературно – экологический час.

Составитель: Тамара Васильевна Ворошнина
 


I ведущий: В начале 60-х годов к А.Яшину пришло увлечение прозой. Едва начав писать прозу, он сразу заявил себя мастером. Почти вся его проза, за исключением нескольких рассказов и повести «Сирота», написана от первого лица.  И это не потому, что А.Яшин как поэт по - преимуществу – лирик и лирический опыт уже стоял за его плечами к тому времени, когда он взялся за прозу. А потому, что с течением лет он стал испытывать необходимость рассказать о собственных переживаниях и собственных встречах с людьми и с природой не только стихами, но и как-то по-другому, более прямо, обширно, непосредственно.
Необходимо так же отметить, что А.Яшин учился постигать красоту родной земли у Михаила Пришвина. Представления его о деревне, о роли природы и сельского  труда в нравственном воспитании человека своеобразно преломились в рассказе «Угощаю рябиной». Знанием, добытым в жизни «заодно с природой» А.Яшин щедро поделился в своем рассказе. И представив свой Бобришный угор, он сделал великолепный набросок пейзажа:


I рассказчик: «Осенью, когда похолодает, и  по  утрам  река  светла  до  дна,  и  лесные  опушки просвечивают насквозь, когда на мокрой от росы траве посверкивает паутина, а в  ясном, прозрачном  воздухе  носятся  стаи молодых  уток,-  вдруг  из всех перелесков  выдвигаются  на  передний  план  нарядные,  увешанные  гроздьями рябины: вот они мы,  не проглядите, дескать, не пренебрегайте нашей  ягодой, мы щедрые! Ветерок их  оглаживает, ерошит  сверху донизу,  и птицы на каждой ветке жируют, перелетая, как из гостей в  гости,  с одной золотой вершины на другую, а они стоят себе, чуть покачиваясь, и любуются сами собой...
     Хлынет дождь - и засверкает весь речной берег. Стекает вода с рябиновых
кистей,  капелька за  капелькой,  ягоды красные и капли  красные; где висела
одна ягода - сейчас их две, и обе живые. Чем больше дождя, тем больше ягод в лесу...
     Все,  конечно, может примелькаться, ко всему со временем привыкаешь, но такое не заметить трудно.  Вскинешь голову  и неожиданно для себя, как после долгой отлучки, и словно бы уже не  глазами, а каким-то внутренним, духовным зрением увидишь  всю эту красоту в удивительно чистом завораживающем сиянии. Увидишь, как в первый раз, все  заново, и радуешься за себя, что  увидел. Ни наяву, ни во сне этого забыть никогда нельзя. Вот она какая, наша рябина!»

II ведущий: Сколько гордости, восхищения заключено в этих словах. Нам тоже сразу вспоминается осень и перед глазами невольно предстают красавицы-рябины, увешанные гроздьями красных ягод. Даже их кислый вкус оскоминой стоит во рту. Ветви со спелой рябиной привлекают внимание не только людей, но и птиц. Удивительная картина, на которую мы смотрим с большим умилением осенней порой. Всем дано это видеть, но не каждый замечает красоту родной природы. А А.Яшин все видел, все подмечал.

I ведущий: С каким удовольствием и вкусом он описывал мороженую рябину:

II рассказчик: «На темном  чердаке  под  самой  крышей  связки  рябины висели,  словно березовые веники. Листья  на гроздьях посохли, пожухли и свернулись,  и сами ягоды,  перемерзшие за зиму, тоже  чуть  сморщились, вроде изюма, зато  были вкусны. Свежая рябина - та  и горьковата, и чересчур кисла,  есть ее трудно, так  же  как  раннюю  клюкву.  Но и клюква и  рябина, прихваченные морозом, приобретают ни  с чем не сравнимые качества: и от горечи что-то осталось,  а все-таки сладко и, главное, никакой оскомины во рту.
     Цвет рябиновых ягод  тоже за зиму изменился, он стал мягче и  богаче по тонам: от коричневого, почти  орехового,  до  янтарного  и ярко-желтого, как цвет лимона. Впрочем, почему это нужно сравнивать рябину с  лимоном, а лимон с рябиной?
   Попробовав  ягоды тут же на чердаке,  я первым  делом  обрадовался, что опять смогу  как-то побаловать  своих  детей и  лишний раз доказать  им, что деревенское  детство не  только не хуже, а  во многих  отношениях даже лучше детства городского».

II ведущий: А.Яшин печалился о том, что меж им и детьми нет взаимопонимания и что дети далеки от жизни деревни, от природы, но он не отчаивался и не сваливал все смертные грехи на город. И у него была надежда на то, что и взаимопонимание будет найдено и дети еще приблизятся и к деревне, и к природе. Недаром же кто-то из них, отведав рябины и, очевидно, выслушав от отца все то, что он поведал в своих размышлениях, доверительно и робко предложил: «Папа, разве там, на твоей родине, много такой рябины? Может быть осенью съездим, наберем, а?» И А.Яшин пытался приблизить своих детей к природе, к деревне, возил их к себе на родину.

I ведущий: Многосторонне открывается образ рассказчика в цикле миниатюр «Сладкий остров» (1960-1962). К ним надо относиться как к попытке на время отойти от житейской суеты, от внутренних терзаний, от нравственного самоанализа и уже на деле осуществить бегство в природу. Этот цикл рассказов – дневниковые записи, зарисовки с натуры. Он умел наблюдать за явлениями природы и учил этому своих детей. Благодаря ему они познавали мир окружающей природы. И в их жизнь вторгалось удивительное.

II ведущий: Цикл миниатюр «Сладкий остров» - это рассказы о знакомстве городских ребятишек с природой Сладкого острова. И мы вместе с детьми из «Сладкого острова» познаем прелести природы, попадаем в настоящую сказку. В рассказе «Мамины сказки» мальчик Миша хочет проверить, правду ли сказала мама, что вечером сказки прячутся, а утром выплывают из камышей. Он сидит на берегу и наблюдает за окружающей его природой. Сначала Миша сделал собственное открытие того, что – «утром туман не поднимается, а опускается, а затем уходит в воду» (как же иначе, если «из тумана показались сначала верхушки леса»), и еще того, как открываются кувшинки и начинается своя волшебная и непуганая жизнь на озере:

III рассказчик: «И вдруг из воды, прямо из воды, на глазах у Миши вылезает новый цветок и развертывает во всю ширину свои лепестки. Да нет, Мише это не показалось! Так вот прямо взял да и развернулся целый белый цветок, хоть кричи. Это же удивительно! Это же здорово!
      Но Миша не закричал и даже не пошевелился. И правильно сделал. А вдруг это не цветок вовсе? Вдруг это и есть сказка, самая настоящая? Скрывалась всю ночь под водой, а когда пришло время, когда посветлело да потеплело, она и появилась и развернулась».
Он встретил восход солнца и начало нового дня. И уже при солнечном свете мимо него совсем близко проплыла утка серыми утятами, огромная щука подплыла к берегу…
«А когда совсем рассвело: только невидимая птичка все пела и пела в камышах, хорошо пела. Она так и не показалась Мише. Наверно, это была самая интересная сказка».

I ведущий: И пусть не сразу налаживается быт у городских жителей, пусть докучают комары и оводы, все равно нигде больше нет такого чистого невесомого воздуха, не шумят так волны, а чайка меняет свой цвет от розового до золотистого, не бывая только такой, какой ей положено быть – белой. Потому что «на этом озере, как в сказке, все сказочное – и восходы, и закаты, и лунные ночи. И птицы и люди – как в сказке» (рассказ «Чайка»).

II ведущий: «Очеловечивание» природы А.Яшин произвел в рассказе»Лунный мостик», в котором с мальчиком Мишей разговаривают и луна, и ветерок.

IV рассказчик:  «Вечером сидел Миша на берегу озера. Днем озеро казалось совсем мелким, а сейчас в него заглянуло небо, и Миша увидел, что у озера, как у моря, дна нет.
Мише вдруг захотелось попасть на другой берег, где люди с песнями шли с работы, где коровы мычали, возвращаясь с выгона, и трудились грузовики с сеном. Но как попасть?
Тогда вышла на небо луна и перекинула перед Мишей светлый, будто тесовый, мостик.
- Беги, мальчик, не бойся, вот твоя дорожка с острова на Большую землю!
Bеселее стало Мише, вскочил он, кинулся к берегу, чтобы перебежать через озеро по лунному мостику. Но за Мишу испугался ветерок, пожалел его, дунул из-за кустов и раскидал, разрушил лунный мостик.
- Не верь, мальчик, луне, возьми лучше лодку. Вон в камышах лодка стоит.
Послушался Миша, спустился к лодке, сел за весла и стал отталкиваться от берега. Но луна рассердилась и на ветер и на Мишу и торопливо скрылась за облака.
Было светло, как днем, стало темно, как в полночь. Скрылся из глаз большой берег, куда тянуло Мишу. Не стало видно ни земли, ни озера.
А ветерок опять шепнул Мише:
- Не спеши, Миша, подожди до утра. Утром солнце взойдет, и не будет страшно. Все успеешь, подожди до утра!
Заплакал Миша и вернулся домой.
Утром ему уже не захотелось на Большую землю».

I ведущий: Заслуживает внимания и рассказ «Спасибо, что разбудил меня», в котором описана прелесть лунной ночи.

V рассказчик: «Муж, очарованный лунным сиянием, разбудил свою жену. Он хотел, чтобы и она смогла увидеть красоту лунной ночи:
- Пойдем скорей, в такую ночь нельзя сидеть в доме, - говорил он ей. Но она спросонья ворчала:
«Я только что заснула. Ты знаешь об этом? Знаешь, что я очень трудно засыпаю? Что я опять принимала снотворное?»
А он ей: «Да! Я все знаю. Пойдем скорей!»
Когда они вышли на крыльцо, женщина ахнула и заторопилась на берег озера.
Озеро посверкивало и ликовало от берега до берега, все насквозь; и оттого, что оно было рядом, мир казался шире и глубже. Луна сияла одинаково кругло и в небе и в озере, только представлялось, будто в озере отражается ее обратная сторона.
К черным камышам на середине озера и дальше - к черному лесу на горизонте был перекинут лунный мостик из круглых березовых плашек. Мостик был наплавной, и, если ступить на него, побежать по нему, он, конечно, закачается и начнет прогибаться.
Женщина остановилась у самого лунного мостика, на песчаной отмели, и повернулась к мужчине.
- А у твоих ног тоже лунный мостик! - сказала она, сказала так весело, что мужчина заулыбался.
Потом она услышала крик птицы.
- Это петух?
- Это журавли кричат.
- Почему же они кричат?
- Не спится, наверно. Такая ночь…
- Понятно.
Журавли успокоились, и стало слышно, как над головой зашелестели листья, еле слышно зашелестели, а у самых ног, там, где песок и галька, вдруг легонько плеснула вода. Плеснула, откатилась и опять плеснула. Ночной плеск воды, как плеск времени. Боже мой, как все интересно!
- Спасибо тебе, родной мой! - сказала женщина.
- Прости, что я разбудил тебя.
- Спасибо, что разбудил. Иначе бы я ничего не знала об этих ночах, об этом нашем мире. Спасибо, что ты не даешь мне спать».

II ведущий: Читая этот рассказ, мы ощущаем наяву эту лунную ночь. Не ночь, а загляденье, кажется, что мы попадаем в совершенно иной мир, сказочный мир, где чудесам открыты все дороги, все пути, где все возможно. Только стоит нам приложить чуточку усилий, загадать желание… и оно сбудется. Наши фантазии разыгрываются в полную силу. Мы уже представляем себе как ловко и быстро шагаем по перекинутому через озеро лунному мостику, аж дух захватывает от большой высоты.

I ведущий: И уже мечтаем, что по нему непременно перейдем не только озеро, но и ринемся дальше – в гости к самой матушке луне. Но вскоре мы понимаем, что это только мираж, наше воображение. Но мы смотрим и не можем насмотреться на это дивное диво. С лунного мостика мы уже переключаемся на ночное небо, освещенное лунным светом и усеянное звездами. Воображаем себе, что луна смотрит на нас, улыбается, разговаривает с нами, зовет нас к себе в гости. И везде и всюду лунный свет, переливающийся бликами по водной глади озера. Сказка да и только. Необыкновенные природные явления привлекают не только детей, но и взрослых. И люди с тонкой душой и натурой всегда восхищаются прелестями родной природы. Таким и был А.Яшин.

II ведущий: В 1954 году А.Яшин написал миниатюру «Журавли». У нее есть подзаголовок – «Сила слов».Улетают журавли, и вдруг «нарушился их строй, сбились птицы в кучу, заходили кругами» и припомнились А.Яшину слова, знакомые с детства:
«Клин, клин – журавлин!
Путь – дорога!
Путь – дорога!»

I рассказчик: « И выровнялся строй, и благодарные, полетели птицы все дальше и дальше под ясным солнцем родного края». Припомнились не только эти «магические слова», но и славное время деревенской осени, когда с полей убирали хлеб, поля становились шире и светлее, чем прежде, горизонт отодвигался куда-то вдаль». Перелет птиц был праздником для детей. И, как водится на празднике, звучали такие вот традиционные слова:
«Клин, клин – журавлин!
Летите, не сбивайтесь,
Домой возвращайтесь!
Путем – дорогой!»

Были и другие, озорные, что могли сбить клин:

«Передней птице
С дороги сбиться,
Последнюю птицу -
Вицей, вицей.
Хомут на шею!
Хомут на шею!»

Но это всегда вызывало недовольство взрослых: кто-нибудь «давал подзатыльник озорнику, и хорошие чувства брали верх в детской душе».

I ведущий: Рассказ этот – о единстве, взаимосвязи человека и природы. А отлет птиц на юг всегда вызывает у нас в душе затаенную грусть. И их жалобное курлыканье напоминает нам о том, что кончилось лето, осень уже на пути к предзимью: скоро будет первый снег и первые заморозки. А птицы вынуждены покидать родные места, так как они не смогут выжить в суровых зимних условиях. Но у нас есть надежда, что придет весна и птицы вновь вернутся к себе на родину, домой.

II ведущий: А вот как А.Яшин описывал зимний лес в рассказе «Две берлоги»:

II рассказчик: «После обильного снегопада лес отяжелел, стал седым и старым. Даже сосновые ветви, не только еловые, опустились вниз, провисли. Появилось бесчисленное множество пригнутых к земле тонких, длинных стволов. То крутые, то пологие, они напоминали городские новогодние арки: казалось, сбрось снег с такой и прочтешь: «Добро пожаловать!» Либо – ямщицкие дуги: стоит тряхнуть посильней, и зарокочут под свадебной дугой переливчатые бубенчики.
Снегу намело много. Дороги и тропинки в лесу исчезли, если не считать заячьих стежек. Сугробы мягкие, пышные, сдобные, местами снег ровен, а чаще лежит огромными буграми. Хвойный лес, особенно густой после метели, страшноват, а голый – березничек, осинничек – сказочно легок и прозрачен, весь в инее, в изморози и светится».

I ведущий: В дневнике писателя была записана миниатюра «Сосед», который приходил к нему в гости изо дня в день, покурить, поговорить. Хотя говорить-то ему было не о чем. А сидел он по часу – два. Вот однажды такое изрек:
- Подумать только, вот, к примеру, рыба тоже живое существо, вынешь из воды, она и умирает. Скажи, пожалуйста – природа!
В конце разговора А.Яшин начал расхваливать пейзаж:
- Взгляни-ка сюда, вот мимо стогов, мимо сена.
- Ну? Какие уж тут стога, больше снегу, чем сена.
- А красиво?
- Ничего, баско, будто на картинке.

II ведущий: «Очеловечивают»природу люди по-разному. Одни – набираются от нее добра и красоты. Другие… А.Яшин очень часто вспоминал знакомого мужика, который где бы ни ходил, все вверх глядел, везде «вилы» искал и умел находить.

III рассказчик: « А вилы эти растут в березовых рощах. И надо оглядеть сотни, тысячи березовых вершинок в небе, чтобы обнаружить одну трехрогую, а то и четырехрогую, из которой могут получиться настоящие добротные сенные вилы. И чтобы рога эти были не сучьями, а рогами, расходящимися в стороны на одной высоте, из одного основания, и чтобы они были приемлемой толщины, и чтобы черенок тоже был не слишком толст и достаточно длинен. Вилы Степы Оганенка (так звали его в деревне) славились легкостью, прочностью, красотой. Имея всегда большой запас, он отдавал свои вилы подешевке, поэтому многие предпочитали покупать их у Степы, а не искать в лесу».
Добрый был это мужик, работящий, и А.Яшин не издевался над ним, хотя и подсмеивался: конечно же, вилы в крестьянском хозяйстве нужны. Но А.Яшин жалел мужика, ведь он «вряд ли видел в вершинах деревьев что-либо, кроме своих вил. При этом он топтал цветы». А сколько деревьев погубил он на свои вилы. И самое главное то, что не открылась ему красота родной земли. Поведал нам об этом А.Яшин в своем рассказе «Вилы».

I ведущий: А сколько их, Степанов, живет и сейчас. Они только и знают, что рубят, топчут, губят все живое на родной земле. Им и в голову не приходит, что природа-то живая и нуждается в защите. А если все люди будут такими вероломными, беспечными… тогда что же останется нашим потомкам? Поэтому не случайно, что главным лейтмотивом почти всех произведений А.Яшина является чувство ответственности за природные богатства родной земли.

II ведущий: Читая рассказы, повести, очерки А.Яшина мы без труда находим в них любовное описание родной природы и чувство народа, и дыхание времени. По бесчисленным приметам и по самой сути яшинских произведений, мы тотчас видим среди какой природы вырос писатель, какому народу принадлежал и в какое время жил.

Список использованной литературы:

- Михайлов А.А. Александр Яшин – М.: «Сов. Россия; 1975.
- Оботуров В.А. Неповторимое, как чудо – Архангельск: «Северо - Зап. кн. изд.-во», 1978.
- Яшин А.Я. Угощаю рябиной – М.: «Сов. писатель»,1974
- Яшин А.Я. Сладкий остров – М.: «Сов. Россия», 1980.
- Яшин А.Я. Земляки – М.: «Современник», 1989.

Комментариев нет:

Отправить комментарий