Все о Верхней Варже (Великоустюгский район Вологодской области)

Все о Верхней Варже (Великоустюгский район  Вологодской области)
Дорогие земляки!
Обращаемся к вам с огромной просьбой: для публикации на блоге поделиться воспоминаниями, фотографиями, фронтовыми письмами
и другими материалами о Верхней Варже и ее жителях.
Ждем Ваших писем по адресу: t.n.n@mail.ru Спасибо!

суббота, 11 ноября 2017 г.

История деревни Антушево.

Ворошнина Тамара Васильевна

В «Словаре географических названий Вологодской области» Ю. И. Чайкиной за 1993год написано, что в говоре звучало Онтушево. От неполного Антуш, полная форма Еутухий, разговорная Онтуфий или Антуфий. Скорей всего,  Антуфий  и был первопоселенцем на этом месте, и от его имени пошло название деревни, которое упоминается в «Писцовой книге города В. Устюга и Устюжского уезда1623-26г.г.» и в «Переписи Варженской волости Южской трети Устюжского уезда 1677-78г.г.» В книге «Вологодская губерния. Список населенных мест», 1859г. есть следующее: деревня Антушево, дворов-6, число жителей-48, мужчин-25, женщин-23.
 А в «Материалах для оценки земель Вологодской губернии», т.е, Великоустюгский уезд, выпуск 1, 1914г. помещены итоги переписи 1911года, из которых можно узнать, что в деревне Антушево в то время было  жителей-128, мужчин-45, женщин-83, хозяйств с грамотными-8, мужчин грамотных-4, полуграмотных-1, учащихся-5, женщин грамотных нет. Наличие хозяйств со скотом-14, лошадей-13, жеребят старше 1 года-2, коров-25, телят старше 1 года-7, до 1 года-6, овец-22, свиней-6. Хозяйств без лошадей-3, с 1 лошадью-11, с двумя-1, хозяйств без коров-1, с одной коровой-8, с двумя-2, с тремя-3, с четырьмя и более-1.  Наличие хозяйств с избами-15, изб-14, телег-57,односкатных-13, двухколесных-30, четырехколесных-14, дровней, саней-31.


 По утверждению же старожилов  известно, что до войны в деревне было 23 дома, в которых проживало около 215 человек. Хозяйства все были крепкие, мужики здоровые, работящие. Со стороны речки Домановки всегда казалось, что деревня находится на большом угоре (увале), так как нужно было преодолеть большой подъем в гору. Это наблюдали и  на себе испытали жители деревень Соболево, Старина. Зато со всех других сторон наличие увала вовсе не наблюдается и, кажется, что деревня расположена на совершенно ровном месте. Она всегда блистала чистотой и порядком, утопала в зелени трав и деревьев. В центре деревни был общая зеленая лужайка, где играли дети, собирались взрослые. Позже на этом месте был построен магазин. Недалеко от дома Сергеева Николая Григорьевича стоял колхозный амбар. Рядом с ним находились большие весы, на которых взвешивали воза с сеном, соломой. В доме, где жили  Сергеевы (Леонид Павлович и Августа Петровна) была раньше казенка, в которой торговали водкой, а когда вошли в колхоз, была начальная школа. Жители деревни брали воду из 5 колодцев. Основные фамилии-Сергеевы, только домовики имели другие (Рожковский, Соболев). Самые интересные имена у жителей: Абрам (во время войны сгорел в танке), Адольф, Всеволод, Ельпидифор, в деревне их называли просто  Адик, Сиволот, Ельфик. У Афанасия Степановича Сергеева дом и двор были большие, по взвозу на сеновал заезжали, вернее, заходили лошади с возами сена и соломы, а во дворе во время войны находились колхозные телята и поросята.
 Рядом, в сторону Соболева, рос большой хмельник,  далее были колхозные грядки, на которых сеяли табак, а потом начинались частные огороды. Бани (черные) располагались в логу, около домов Николая Михайловича и Михаила Осиповича Сергеевых. Зажиточных крестьян в деревне не было, одни середняки. В конце деревни (к Насонову) находились конюшня, сушилка, телятник, а потом  овчарня. Окрестные места вокруг деревни имели свои особые названия: Глубокий лог, Спиценской лог, Банный лог, Большая Шаверха(лог и ручей), Малая Шаверха(ложок), Спицыно, Наволоки, Подлистье(леса).
Как и везде жители деревни Антушево занимались земледелием, выращивали скот. Сначала жили единоличными хозяйствами. Полоски-наделы были очень маленькие: надел одного жителя, потом второго, третьего... А ухаживали за земелькой-кормилицей, как за малым дитем. Весной вспашут, на пашню навозу навозят и вновь перепашут. Где земля похуже, там сеяли рожь. «Ржи нет - хлеба нет», - говорили тогда. Ячмень сеяли на самое хорошее место. А в хозяйстве все нужно было: и овес, и горох, и лен… Лен. Жили ото льна. Копейку от него получали. Вырастят, выдергают, высушат, изомнут, отреплют дочиста, завяжут в поесма. Поесма связывали в кирьбы высотой до метра. Волокно продавали на ярмарках в Великом Устюге.
Жители деревни были очень трудолюбивыми и мастеровыми людьми.
Лудильщик: Михайловский Иван Иванович (паял ведра, тазы, кастрюли).
Чеботарь: Сергеев Иван Павлович (шил сапоги, ботинки), после войны работал лесником.
Плотники: Сергеев Павел Семенович, Сергеев Григорий Семенович (строили дома).
Печник: Сергеев Николай Афанасьевич (бил печи).
Катали валенки: Сергеев Николай Павлович, Сергеев Иван Григорьевич.
А Бологов Иван Александрович после выхода на заслуженный отдых делал бочки, сани, лопатки (косы лопатить), деготь, смолу.
Гармонисты: Сергеев Леонид Павлович, Соболев Николай Николаевич, Буторов Вениамин Ильич, Жерихин Николай Иванович.
Учителя: Сергеев Арсений Павлович.
Арсений Павлович учил грамоте не только детей, но и взрослых (ликбез). Очень часто он вспоминал эпизод, когда шли занятия ликбеза, в ходе которого Ульяна с Минина громко, вслух складывала слова. Арсений Павлович ей и сказал:
-Ты, Ульяна, про себя читай, про себя.
А она:
-Ой, Арся, я сейчас и про себя, и про тебя прочитаю.
Арсений Павлович - старший брат Николая, Ивана и Леонида Сергеевых. Со своей женой Евдокией Федоровной Арсений Павлович жил очень дружно. Евдокия Федоровна говорила: « Мы и ругались-то только в магазине. Он всегда хотел купить что-то мне, а я ему». Умер Арсений Павлович в 1934году.
Карачева Фаина Ивановна – учитель русского языка и литературы, племянница Арсения Павловича,  дочь одного из братьев Сергеевых (Ивана Павловича). Родилась в деревне Антушево в апреле 1932года. В 1 классе училась в своей деревне, так как школа, вернее 2 класса находились в доме, где в последнее время жили Жерихина Великонида Николаевна и Сергеева Августа Петровна. Первой ее учительницей  была Алевтина Семеновна Художилова. Во 2, 3, 4 классах Фаина Ивановна училась в Соболеве. В 4классе ее учила Пашинская (Крапивина) Милитина Александровна. Заведующей школой тогда была Нина Разумовна. В июне 1947 года окончила 7классов Верхневарженской семилетней школы в деревне Мякинницыно, а в июне 1950года 10классов Еремеевской средней школы. Затем были 2 года учебы в Великоустюгском учительском институте. С 15 августа 1952-1956г.г., то есть 4 года работала учителем в Никольском районе, выехала оттуда из-за болезни матери. Потом 2 года работала инспектором по школам тогда еще Усть-Алексеевского района. С 1958 г. работала воспитателем в интернате Усть-Алексеевской средней школы, затем учителем в этой школе. С1966-1973г.г.- учителем Верхневарженской восьмилетней школы, а с 12 августа 1973г. по 25сентября 1974г.- в Лодейской восьмилетней школе Нижнеерогодского сельсовета. С 26 сентября 1974г. год работала воспитателем в Усть-Алексеевской вспомогательной школе. С сентября 1975г. два года работала завучем в Усть-Алексеевской средней школе, а потом до выхода на заслуженный отдых (1987г.) работала учителем русского языка и литературы в этой школе. Награждена медалями: к 100-летию В. И. Ленина, «Ветеран труда», присвоено звание «Старший учитель». Воспитала двух дочерей. Старшая (Валентина) окончила Ярославский медицинский институт, работает детским невропатологом в Великом Устюге, пишет стихи. Вот одно из них:
«Родина» - мы писали
В школе с буквы большой,
Мы позднее узнали:
   В сердце она, с тобой.

 В памяти живы люди-
Те, кого с нами нет,
Словно отблеск зарницы,
Детства доносится свет.

Тонет деревня в тумане,
Вьется дымок из труб,
Свежего хлеба раннего
 Запах родной вокруг.

Как на ладони каждый,
Здесь поймут и простят;
Ты вернешься однажды,
Чтоб не уйти назад.

Сосны, молчание погоста,-
Прадеды здесь твои,
Здесь ощутимо и просто
Чувствуешь корни свои.

 «Родина»- громкое слово,
В каждом сердце - своя,
Маленькая деревня-
Родина здесь моя.

Младшая дочь Фаины Ивановны - Евгения - окончила Вологодский педагогический институт.
В деревне Антушево жили разные люди, одни - слишком серьезные, другие - с чудинкой. Особенно запомнилась всем Пелагея Николаевна Сергеева. Она была очень разговорчивая («Не дай поесть, а дай поговорить»). И кто бы ни шел, ни ехал по деревне, она всех зазывала к себе для того, чтобы поговорить. В народе ее называли просто Полькой, да  еще и балаболкой, даже частушку про нее сочинили:

По Антушево - деревне
 Ни проехать, ни пройти,
Полька гаркает в окошко:
-Киселя хлебать иди.

Жители деревни из уст в уста передавали байки-были из жизни Пелагеи Николаевны. Надо отметить, что говорила она очень быстро, да еще и заикалась. Разговорные эпизоды из ее жизни до сих пор не забыли многие жители деревни и поведали нам:
1. В конторе колхоза выдавали зарплату. После получки Пелагея Николаевна рассказывала соседкам:
-Ну и Егор (Буторов Георгий Иванович) бессовестный, всем дал по 100 рублей, а мне - одну сотню.
2. Провели телефон. Муж Всеволод звонит ей. Она слушала-слушала и сказала ему в трубку:
-Сиволот, Сиволот, выходи из-за стенки-то, чего там сидишь.
3. Курица вывела цыплят. Стали они пропадать (умирать), бабы и спрашивают:
-Чем ты, Пелагея, их кормишь?
-Ну, еще: цыплят кормить. Неуж  курица-то не пососит.

Касаясь периода коллективизации, всем известно, что в колхозы вступать заставляли силком. Единоличникам отводили место, где и «петух не растет». Так было и в деревне Антушево. Сначала одна деревня Антушево входила в колхоз «Доброволец», председателем которого работал Сергеев Иван Иванович. Почти все жители деревни сразу же вступили в колхоз. Сергеев Николай Афанасьевич (отец Великониды Николаевны Жерихиной) и Сергеев Петр Афанасьевич уперлись, не хотели вступать в колхоз. Лето, надо косить. Назавтра весь колхоз отправился на сенокос. Жена Николая Афанасьевича (Мария Семеновна) заревела: «Все на работе, а мы сидим у окошка и ничего не делаем, как жить-то будем?» И пошли они в колхоз. Первое время в колхозе работали, как в единоличном хозяйстве, земелюшку лелеяли, под рожь пахали три раза. Жали допоздна, а вечером ходили ставить суслоны. Рожь была выше человеческого роста, поэтому приходилось  одному человеку держать колосья, а вдвоем надевали клобук (верхний сноп, закрывающий суслон и оберегающий от дождя). Хлеб рос хорошо, поэтому на трудодни почти на год жита всякого хватало, «не мирали».
 У кого было много маленьких детей, тем приходилось труднее. В 1938/39г. произошло укрупнение,  и деревня Антушево вошла в состав колхоза имени Красина (д. Насоново, Соболево, Микляево, Куземкино, Старина). Контора колхоза находилась в деревне Старина. После Великой Отечественной войны было новое укрупнение, в ходе которого образовался колхоз «Показатель», куда вошли еще деревни Минино и Гора. В 1953году председателем колхоза работал Сергеев Николай Всеволодович, потом Бологов Иван Александрович, окончивший курсы в Вологде. После Ивана Александровича председателем колхоза работал приехавший из Москвы по партийной путевке Арбузов Прокофий Егорович. В годы первых пятилеток и в годы Великой Отечественной войны наша страна остро нуждалась в деловой древесине, необходимой для строительства. Колхозам в то время спускался план, то есть  количество людей, которых  они должны были отправить на лесозаготовки. А в колхозах по  усмотрению правления намечался этот список.
Наряду с мужчинами  в лесу работали и подростки (юноши, девушки), которые в 13-14 лет  были уже настоящими работниками. Лесопункт находился в Половце, куда  раньше шла дорога через Сидоровку, Упирево, Загарье, Мурдинскую. В этих деревнях колхозники ночевали, кормили лошадей, а затем преодолевали еще волок (25-30км). Половец - это четыре барака, баня и столовая, а вокруг вековой лес и болота. Лес заготовляли зимой, а спиленные хлысты возили на лошадях. Для перевозки использовались широкие сани, сзади подсанки, на которые заваливали бревна и привязывали веревками. Для лесозаготовок колхозы выделяли лошадей, упряжь, сани. Старики всю зиму вили веревки. Зимой готовили ледянку (две ледяных полосы, по которым скользили сани), а лошади шли между этими полосами. Ответственные за эти полосы люди, ночью поливали их, намораживали лед, то есть возили бочку с дырочками на низу, через которые и вытекала вода. Была и другая дорога, называемая «американкой», чуть шире ледянки. Во время метелей  снег разметали с этой дороги.
Все делалось вручную: пилили ручными пилами, топорами обрубали сучья, жгли их, вывозили лес на катище (место, где древесина готовилась для сплава). На сплав ходили еще по снегу, с берега пихали бревна в реку, с одного конца мужик, с другого – девчушка. Сплавляли по маленькой, но очень быстрой речке Хмелевке. Плоты связывали еловыми вицами, которые парили  в специальном домике. В Гаврине ставили бона, чтобы лес никуда не делся. При спаде воды много леса оставалось на берегах, образовывались большие «кочки» (заторы). Их разбирали мужчины, а женщины сталкивали отдельные бревна в воду. Приходили со сплава уже во время цветения картофеля. Помимо этого отправляли на сезонные работы в город Архангельск, где на лесобиржах грузили лесом заграничные пароходы. Жили в  бараках, сделанных из теса. Многие жители деревни Антушево побывали на  сезонных работах и испытали всю тяжесть этого труда, в их числе Жерихина Великонида Николаевна.
Но, несмотря на все тяготы жизни, люди умели проводить и свой досуг. Когда еще жили единоличными хозяйствами, то в православные праздники не работали. На Рождество девки и парни гадали, а в Рождество были пляски целую неделю. В Масленицу в деревню Антушево съезжались  девки в гости к родне, к соседям на целую неделю. Потом приходили, приезжали парни на лошадях и откупали избу. Кто похуже жил, тот и пускал молодежь на пляски за определенную плату, которую девки собирали с парней. Чаще всего собирались у Федосьи. На пляски девки приходили в длинных сарафанах с проймами,  прясниц  с собой не брали  только три дня, плясали «Метелицу», маленькую и большую восьмерки. До четверга парни успевали нарубить бревен для катушки, заваливали их снегом, поливали водой, по бокам жерди клали, чтобы санки не съезжали мимо. Катушку устраивали под деревней Соболево. В четверг ездили за зятьями, а в пятницу, субботу и воскресенье – на катушку. Красивое получалось зрелище, так как кони были наряжены, девки в разноцветных шелковых платках.
На плясках играли в «Суседушка». Парень и девушка рассаживали девушек к парням парами на лавочках. Посадят и пойдут спрашивать у парней, что, мол, будут ли они менять девушек, которые сидят рядом с ними. Если парню не нравилась девушка, то он отвечал: «Меняю» и называл имя девушки, с которой бы он хотел сидеть. Иногда получалось так, что сразу двум или трем парням нужна была одна  и та же девушка. Тогда выбор был за ней, кто ей больше нравился, к тому она и садилась. Так и сидели до утра. Многих девушек разбирали сразу, а некоторые всю ночь ходили на променках, то есть их постоянно меняли, никому они были не нужны. На пляски в Антушево приезжали на лошадях парни и девки не только из окрестных деревень, но и из Шарденьги. Случались и драки, в ходе  которых  парни били лампы, а девки убегали в куть. Потом варженские парни стали умнее, лампы  ставили на трубку, лошадей у гостей выпрягали (шардежане  устроят драку и в сани), отцепляли одну вожжу (когда дергают за одну вожжу, то лошадь крутится кругом, поэтому далеко на ней не уедешь), еще лестницу разбирали, драчуны валились один за другим. В Пасху ходили в церковь, Христа встречали. Самыми почитаемыми праздниками были Гулящев день и Петров день, в эти дни на Антушеве гуляли. На гулянки ходили сюда даже с Верхнего Чистякова. Гуляли от Смольникова до Старины, около которой росла кудреватая сосна (втроем  обнимали, вот какая у нее была толщина), крона которой напоминала собой шапку, потом ее срубили на смолу. Леса поблизости в то время не было, поэтому взору открывались бескрайняя даль и необозримый простор.  Молодые люди ходили по дороге, жгли костры, пели песни, частушки. Мужчины яйца катали, в карты играли. На гулянки ходили и в другие деревни: на Ивернево, Митино, Богданово (Качаловский угор).

-Я еще протяжным голосом
Спою одинова.
Запою протяжным голосом,
Расстрою милого.

-Вот опять и заиграла
25 на 25.
А сегодня возвратилась
Наша молодость опять.

-На Атушево дороженька
Дугой, дугой, дугой.
Раньше весело гуляли,
А теперь махнем рукой.

-Мало-мало интересу,
Мало интересику.
Иверенские гуляночки
Темнее лесику.

-На Качалово ходили,
Ничего не прибыло.
Только ноги истоптали,
Да ботинок убыло.

Девушки очень часто собирались у какой-нибудь подруги с рукоделием на посиделки, пели плясовые песни, частушки и плясали.
-Русского, русского,
Русского да!
Меня за русского дома
Не ругают никогда.

-Я не вызову того,
Кого не полагается.
Подруга, выйди на половочку,
Тебя касается.

-Задушевная подруга,
Мы с тобой попляшем.
Хоть не очень хорошо,
А ручками помашем.

-Ну и пара, ну и пара,
Ну и пара вместе.
Они обе и на сто,
Обе и на двести.

В Спасов день в Нижней Варже на другой стороне речки Варжи  устраивали гонки лошадей, у кого лошадь лучше. Народ собирался на горушке и смотрел на это зрелище.
Надо отметить, что когда началась Великая Отечественная война, то из деревни Антушево на фронт было отправлено 25 человек, из которых не вернулось с полей сражений 14. Вот их имена:
Сергеев Абрам Иванович.
Сергеев Александр Федорович.
Сергеев Алексей Григорьевич.
Сергеев  Всеволод Яковлевич.
Сергеев Герасим Афанасьевич.
Сергеев Герман Михайлович.
Сергеев Иван Григорьевич.
 Сергеев Николай Михайлович.
Сергеев Савватий Николаевич.
Сергеев Сергей Афанасьевич.
Сергеев Сергей Петрович.
Сергеев  Яков Николаевич.
Соболев Иван Николаевич.
Соболев Николай Николаевич.
Вечная им память!

Вернулось с войны 11 человек, в их числе и братья Сергеевы (Николай, Иван, Леонид). Николаю оторвало полступни, ходил на пятке. Ивана ранило в левый бок,  жил с осколком, так и умер с металлическим шариком в боку. Леонид не был ранен.
Сергеев Николай Всеволодович в годы войны в звании лейтенанта командовал взводом, ротой, был трижды ранен, награжден  орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны 1 степени. Отец его, Сергеев Всеволод Яковлевич, тоже был участником Великой Отечественной войны, пропал без вести на Малой Земле. Сестра, Зоя Всеволодовна,-  медсестра, была на Ленинградском фронте.
Очень трудно приходилось в годы войны (как и везде) женщинам, детям, старикам деревни Антушево. Вся тяжесть сельскохозяйственных работ легла на их плечи. И когда кто-то из фронтовиков приезжал после лечения в госпитале на побывку домой, то многие женщины посылали своих детей к ним, чтобы узнать, не видели ли они их отцов. Многие жители умерли от голода и болезней. Рвали кашицу от клевера, собирали гнилушки… Лесозаготовки, лесосплавы, налоги (40кг мяса, 30 штук яиц, 1-1,5кг шерсти, молока-200-300л, а коровы-то стояли на одной ржаной соломе, ничего не доили, а некоторые даже не вставали), займы (подписывали на заем 3000, где их было взять?). Все это выпало на долю жителей в годы войны.

Я часто вспоминаю
Родителей своих.
Как выжили, не знаю,
В годах сороковых.

Давили на крестьянство,
«Кулачили» людей.
Судили за упрямство
Не сдавших лошадей.

Налоги разных видов
И займов «добровольных»
Сбирались под наганом,
Судили недовольных.

Несли в натуре яйца,
И шерсть, и молоко
В запасы государства
Покорно и «легко».

На трудодень несчастный
Всегда чего-то ждали.
Но вот он - год ненастный,
 И все труды пропали.

Что в семьях голодали
И пухли ребятишки,
В «верхах», конечно знали,
И все ж везли «излишки».

Я помню одна тетя
Нарвала колосков.
О детях ведь забота,
А ей тюрьмы засов.

И десять лет в неволе
Та тетя провела.
А жизнь считала горем,
Что деток родила…
              М. Кичигин.

Но люди не унывали, жили очень дружно. Сергеева Юлия Ивановна угощала медом деревенских ребятишек, при этом говорила: «Жаль, что хлеба нет ни куска в доме, поэтому если у кого-то он есть, то сходите, принесите и кушайте на здоровье». А у самой была куча детей. Вот  сколько доброты душевной было у этой женщины. Как бы ни было горько на душе, люди возвращались с работы с песнями.

Давно ли под светлым окошком
Еще без предчувствий беды
Басисто смеялась гармошка
Среди голосов молодых?
                   В. Суховский.

Тяжелейшие условия жизни в годы войны и после заставили жителей покидать свои родные места и искать лучшей доли. Постепенно деревня редела и редела. А летом 2002 года она совсем опустела. Последними жителями были:
- Буторов Вениамин Ильич, его жена - Милитина Ивановна.
-Протасова Ия Николаевна, ее сын - Александр Валентинович.
- Попова Ия Яковлевна, ее сын - Александр Минович.   

14 августа 2003года был проведен День покинутой деревни Антушево « Здравствуй, милая деревня!».
Засыхают старые рябины,
Оседают старые дворы.
На вечерней улочке не видно
Ни влюбленных пар, ни детворы.

Никого- с гармошкою в охапке,
Никого- с цигаркою во рту,
И никто - ни в рюхи и ни в бабки,
И никто - ни в салки, ни в лапту.

Отгорит один закат багряный,
Отыграет розовый другой,-
Не шелохнут белые туманы
Ни вблизи реки, ни за рекой.

Поутру нетронутые росы
Солнцу пить опять - наедине:
Никого - с граблями к сенокосу,
Никого - на скачущем коне…
                            О. Фокина.


Комментариев нет:

Отправить комментарий