Все о Верхней Варже (Великоустюгский район Вологодской области)

Все о Верхней Варже (Великоустюгский район  Вологодской области)
Дорогие земляки!
Обращаемся к вам с огромной просьбой: для публикации на блоге поделиться воспоминаниями, фотографиями, фронтовыми письмами
и другими материалами о Верхней Варже и ее жителях.
Ждем Ваших писем по адресу: t.n.n@mail.ru Спасибо!

вторник, 8 мая 2012 г.

Труженики тыла: Попова Зоя Михайловна

Родилась 17 июня 1932 года в деревне Большое Ворошнино. Зоя Михайловна вспоминает: «В начале июня 1941 года все жители д. Малое Ворошнино наблюдали такое видение: по деревне ехал мотоциклист в ореоле яркого пламени. И это пламя будто бы исходило от него самого. Он заехал в деревню в ворота изгороди, которая была вокруг деревни, проехал по деревне и, сравнявшись со следующими воротами, бесследно исчез. Вот тогда-то все и заговорили, что это видение не к добру, является вестником надвигающейся беды и, скорее всего, войны». Так и случилось. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. 

            О начале войны жители деревни узнали от посыльного. В каждую деревню он приезжал на лошади и сообщал эту страшную весть. И мужчины, бросив все дела, начали собираться. Назавтра мужчины поехали на подводах на призывной пункт. Тех, кто помоложе были, позднее призвали на фронт. В деревне остались женщины, дети и один старик (Николай Степанович Ворошнин). Дети как-то сразу повзрослели, стали помогать женщинам на сенокосе, на уборке, севе озимых.
            Зое Михайловне в июне 1941 года исполнилось 9 лет, а в августе её уже заставили боронить пашню под озимые. Сначала на лошади боронила. Бусенкой её звали. Красивая серенькая лошадь. Летом 1942 года эту лошадь забрали на фронт. Очень жалела её Зоя, ревела два дня. Вместо этой лошади её предложили пестрого быка, которого звали Бураном. В упряжке он ходил хорошо, но как только устанет, сразу же ложится на пашню, глаза вылупит, язык высунет. Приходилось развязывать супонь, чтобы не произошло удушья. Пока не отлежится, ни за что не встанет.
            В сенокосную страду загребали сено, в копны складывали. Женщины метали. Копны подвозили к стогам тоже на быках, а иногда таскали сами на волокушах.
            Осенью колоски собирали. У каждого была холщовая сумка на плечах, в которую клали колоски. Каждый старался собрать больше. А потом сдавали кладовщику. Зоя Михайловна рассказывает, что одна женщина в их деревне (её звали Анной) нарвала колосков днем, когда были в поле. Вечером засветила керосиновую лампу и стала разминать эти колоски. Соседка увидела и заявила на неё. Назавтра приехал милиционер. Взвесили колоски в криночке, оказалось 200 граммов. И вот за эти 200 граммов её посадили на три года. А ведь она нарвала их для того, чтобы накормить своих голодных детей, а ей за это – три года тюрьмы. Отбыв срок, она вышла за ворота тюрьмы. И тут, за воротами, её сердце не выдержало, она умерла. Так и не добралась она до своей родной деревни, до своих детей.
            Да, жили тогда по законам сурового военного времени. Почти весь собранный урожай зерновых отправляли государству для фронта. Целые колонны подвод отправлялись на заготовительные пункты. На первой подводе размещался плакат: «Каждый килограмм – удар по врагу!» На заработанный трудодень зерна давали немного, денег тоже много не давали. Кормились в основном со своего участка (15 соток). Выращивали картофель, овощи, ячмень. Но это было лишь маленькое подспорье для того, чтобы прокормить семью.
            Чай пили с травами, ягодами, с сушеной свеклой, морковью. Пареная брусника казалась слаще меда. Ягоды и грибы были дополнительным стимулом в пищевом рационе. Чтобы испечь олебаны (лепешки), необходимо было к небольшому количеству муки, имеющейся в запасе, добавлять зеленые переросшие пистики, маслята, клеверные шишки и так далее. А зимой травы не хватало, поэтому сушили опилки, мололи их на ручной меленке, добавляли в муку и пекли лепешки, так как зерна не хватало.
            Надо отметить, что клеверные шишки не разрешали рвать ни на сенокосах, ни на клеверном поле.
            И Зоя Михайловна вспоминает такой случай: «Однажды вечером в 1943 году собрались 5-6 подростков, в том числе и я, и отправились на клеверное поле, чтобы хоть немножко запастись шишками на пропитание. Только приступили к заготовке, как вдруг, откуда ни возьмись, на лошади приехал председатель колхоза. Он увидел нас на поле из деревни Большое Ворошнино, сел на лошадь и приехал. Подростки кинулись врассыпную. Он кого догонял, хлестал плеткой нещадно. Ездил по полю и бил».
            Зоя Михайловна тоже не смогла убежать от погони, и ей здорово досталось. Целый месяц не заживали рубцы на спине, гноились. Мать эти рубцы мазала сажей, но толку от этого лечения не было. Только благодаря местному фельдшеру постепенно рубцы зажили. Надежда Сергеевна (так звали фельдшера) промывала их настоем трав. Целый месяц Зоя Михайловна спала на животе, так как спина сильно болела…
            И гороха не давали рвать. Однажды женщины и подростки дергали лен. Прошел дождь, стало холодновато, захотелось есть. И женщины попросили детей сходить нарвать гороху в поле. Когда сторож увидел детей в горохе, начал стрелять в них солью. Дети испугались и побежали. Ринулись прямо в реку, некогда было искать переход. Собранный горох всплыл из-под рубашонок и платьиц, и река понесла его по течению. «Наелись гороху». Со слезами прибежали подростки, рассказали, что с ними приключилось. Женщины гневно возмущались: «Гороху пожалел, ирод проклятый!»
            Хорошо жили в то время председатель колхоза, кладовщик и счетовод. Работали на этих должностях вернувшиеся с фронта по ранению, контузии мужчины. И многие из них склоняли женщин к интимной жизни за какую-то часть зерна, муки. Некоторые не выдерживали и соглашались ради того, чтобы спасти детей от голодной смерти.
            Налоги были непомерными. Нужно было сдать государству 30 штук яиц, 250 литров молока, какую-то часть денег, свиную шкуру и многое чего еще. А во многих семьях ничего этого не было.
            Как вспоминает Зоя Михайловна, в 1943 году у них медведь корову задрал, молока не было. Картошку и ту выгребли из подвала, приходилось прятать, рыли дополнительную яму в подвале, тщательно маскировали её. Вот таким образом старались сохранить картофель для еды и на семена. Отцовский полушубок и тот забрали за долги.
            Два брата Зои Михайловны умерли от воспаления легких в начале войны. Из детей у матери осталась одна Зоя.
            Хоть и тяжелое детство было, отмечает Зоя Михайловна, но всегда вспоминаются те далекие военные вечера, когда ребятишки, забывая усталость, как ни в чем не бывало, играли в разные игры (прятки, деревянные шарики и так далее). Веселились, несмотря ни на что (голод, нужду, непомерно тяжелый труд). Все лето работали, зимой учились. Дома писали на газетах, обоях, в школе – в настоящих тетрадях. Учителя проводили собрания в каждой деревне, знакомили с положением дел на фронте. Зимы были морозные, одежонка худая. Приходили в школу замерзшие. Техничка сразу же на печь отправляла греться, а учительница убедительно просила, чтобы завтра, если будет холодно, они не приходили в школу.
            В 1945 году житье вроде получше стало, хлеба побольше стали давать на трудодни.
            О Победе узнали опять от посыльного. Боронили поле и вдруг увидели, что к ним на лошади едет посыльный. Все насторожились, думали, опять что-то случилось. А когда узнали, в чем дело, выпрягли лошадей, бросили бороны и побежали в деревню. А там творилось невообразимое: кто поет, кто ревет, кто обнимается, целуется и все кричат: «Победа! Победа!».
            Собрались все вместе в деревне Большое Ворошнино. Столы поставили на улице, накрыли их (у кого что было), самогон поставили. Попели, поплясали. А назавтра ждал их тот же тяжелый труд.
            А с войны в деревню вернулись немногие. Отец Зои Михайловны тоже не вернулся.
            1946-й, 1947-й были очень тяжелые послевоенные годы, неурожайные, голодные. Именно в этот период деревни и начали редеть.  Жители из-за невыносимых жизненных условий того времени всячески стремились уехать из деревни. После окончания семи классов уехала из родной деревни и Зоя в Воркуту. Сначала была в няньках, а потом устроилась работать кочегаром-машинистом в котельной поселка Заполярный. 39 лет проработала Зоя Михайловна на этом поприще. За добросовестный труд была награждена заслуженными наградами, в том числе медалью Материнства 2 степени, так как воспитала вместе с мужем пятерых детей. Ну и за трудное детство имеет юбилейные медали: к 50-летию, 60-летию, 65-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.
            После выхода на заслуженный отдых Зоя Михайловна вместе с мужем вернулась на свою малую родину в Верхнюю Варжу. Она хорошо поет, поэтому частый гость на сцене нашего Дома культуры.

Комментариев нет:

Отправить комментарий